среда, 27 апреля 2011 г.

Задержание рейдера Дрегера: а где же Белогородский?

Задержание Владислава Дрегера – депутат Донецкого облсовета и главного финансиста партии Тигипко «Сильная Украина», наделало много шума. В частности, сообщается о рейдерском захвате Дрегером Зуевского электромеханического завода. ТЕМА писала об этой истории в 2007 году. Исходя из схемы, по которой украли предприятие, есть основания обеспокоиться судьбой экс-партнера Дрегера – Серея Белогородского. Хотя к 2008 году они окончательно побили горшки, но на момент захвата Зуевского завода «трудились» плечом к плечу. И тому есть доказательства, которые мы приводим ниже.

Иван Степанов, ТЕМА

 Острое блюдо по рецепту "красного директора"

Беспрецедентный случай в истории украинской приватизации! Руководитель одного из преуспевающих предприятий написал явку с повинной в правоохранительные органы - о том, как он украл завод у трудового коллектива. Между прочим, Зуевский энергомеханический завод, о котором идет речь, был объектом приватизации №1 в Украине... И вот завершением этого длительного приватизационного процесса стал якобы рейдерский захват образца 2007 года.

 Руководитель завода - 80-летний Степан Григорьевич Портнов, всю жизнь протрубивший на заводе, последние 10 лет - в качестве гендиректора, вдруг сообщает во все возможные инстанции, что он самым бессовестным образом украл предприятие у трудового коллектива. Что заставило человека в столь почтенном возрасте сделать такое признание? Может причина в том, что буквально несколько месяцев назад Степан Портнов в одночасье лишился и должности гендиректора и 51% акций завода - фактически всего. С этого все и началось? Впрочем, обо всем по порядку.

 

Справка ТЕМЫ: Зуевский энергомеханический завод основан в 1946 году и находится в городе Зугрес Донецкой области. Сегодня это - самый крупный в стране производитель подъемного оборудования, мощное предприятие с собственным литейным производством. Завод производит свыше 60 видов продукции, среди которых - краны и вагоноопрокидыватели. Продукция экспортируется в 20 стран мира, основной получатель из которых - Россия. Благодаря резкому спросу на металлопрокат, производители которого - одни из основных потребителей продукции Зуевского энергомеханического, завод лишь за последние годы нарастил объемы производства на 25%, вырвался в число крупных производств страны. Завод также примечателен тем, что в 80-х годах его возглавил один из нынешних лидеров ИСД Виталий Гайдук, начав отсюда свой карьерный взлет.

 По сведениям местных источников, именно Гайдук был инициатором выведения завода из общегосударственной собственности: Зуевский энергомеханический получил в ФГИ Приватизационный акт №1. Тогда, в 1992 году завод получил довольно экзотический статус коллективной формы собственности.

 Следующая харизматичная личность, с которой связана судьба завода - Степан Портнов, который начинал на заводе работать водителем, а дорос до директора. Все это время Степан Григорьевич объединял работников завода, отстаивал их права, долгое время являясь неформальным лидером предприятия.   Наконец, в 1997 году коллектив избрал его гендиректором.

 Из Портнова вышел неплохой руководитель. Не взирая на нелегкие времена всеобщей экономической комы, задолженности завода по всему, что возможно, дефициту заказав, ему удалось спасти предприятие от долговой кабалы, вывести в прибыль.

 Но как только завод встал на ноги, на него положили глаз те, кому любо, что плохо лежит и приносит прибыль. Свои претензии к ЗЭМЗу стали поочередно предъявлять представители различных бизнесструктур. Не станем вдаваться в детали и фамилии. Констатируем факт: Портнов понял, что в одиночку ему от рейдеров не отбиться - больно крупные птицы оказались. В поисках поддержки гендиректор обратился к двум бизнесменам - партнерам Зуевского завода - Владиславу Дрегеру и Сергею Белогородскому. Им принадлежит Донецкий завод коксохимоборудования. В этот непростой период они разместили на Зуевке крупный заказ, таким образом, познакомившись с Портновым.

 "Красный директор" и молодые влиятельные бизнесмены быстро нашли общий язык. Последние взялись защитить завод от рейдеров. Собственно, у антирейдеров, как и у рейдеров существуют свои схемы. Впрочем, и те и другие в своей деятельности несут затраты, как правило, немалые. Платить за услугу живыми деньгами Портнов не мог или не хотел. Договорились на том, что в случае "спасения" предприятия, два бизнесмена-спасителя войдут в число совладельцев завода. Но для этого следовало изменить форму собственности. Тем более что этого требовали и экономические реалии: международные партнеры отказывались сотрудничать с коллективным предприятием.   Собственно, то же самое планировали сделать и рейдеры, защиты от которых искал директор. Отличие же было в одном: если бы рейдерская затея удалась, то ни коллектив, ни руководство завода не получило бы ни копейки. Дрегер же с Белогородским предлагали вполне партнерские условия: по 12% - им за антирейдерскую войну, 51%, то есть контрольный пакет - Портнову, как гарантия от "кидка", 24% - топ-менеджменту завода. Правда, при этом совершенно не шла речь о трудовом коллективе - формальном владельце предприятия.

 Все произошло как по писаному: Дрегер и Белогородский отстояли завод, а все заинтересованные лица получили оговоренные доли акций. Для этого был составлен протокол общего собрания, на котором якобы и было принято это историческое решение. В итоге завод сменил форму собственности с коллективного предприятия на ЗАО.

 С приходом на завод двух новых совладельцев предприятие начало набирать обороты, что к нынешнему времени и позволило ЗЭМЗу держаться на плаву.

 На этом бы и поставить точку в счастливом повествовании о Зуевском энергомеханическом заводе, но нет! Поползли слухи, что Портнов, за спиной у партнеров, ведет переговоры о продаже завода в иные руки. Впрочем,   признаемся, что документального подтверждения этому факту редакции обнаружить не удалось. Тем не менее, когда разведка донесла Дрегеру и Белогородскому о случившемся, те совместно разработали меры по спасению многомиллионной собственности. Осуществление операции было возложено на Дрегера - юриста и крупного специалиста по "защите" всяческого имущества.

 Уже через пару дней Портнов, аккурат в канун 10-летнего срока своего гендиректорства, не смог преодолеть проходную завода - на том основании, что на предприятии уже другой директор, а сам Степан Григорьевич уволен. Поводом для увольнения стали весьма серьезные обвинения в адрес Портнова, мол, тот тормозил вывод предприятия на международный рынок, сознательно срывал, а порой перенаправлял выгодные заказы на предприятия конкурентов.

 Таким образом, по схеме, разработанной Дрегером, Портнов поплатился за предательство партнеров не только своим постом, но и своей долей предприятия.

 Далее Дрегер реализует незатейливую схему, по которой активы предприятия продаются за 100 млн. гривен, которые тут же переводятся на фирму-однодневку якобы для приобретения невиданного количества станков. Естественно, станков завод так и не увидел.

 Такова вкратце схема мирной "защиты" собственности.

 То есть, в ответ на неправедное поведение гендиректора Портнова, акционеры Дрегер и Белогородский быстренько взяли все и поделили - между собой. Но это еще не конец истории. Степан Григорьевич Портнов не смирился со своей участью. Началась борьба по всем фронтам: правоохранительные органы, суды, средства массовой информации и многое другое.

 Если честно, то никто (ни непосредственные участники, ни сторонние наблюдатели) серьезно не воспринимали "борьбу" Портнова. Но, неожиданно все становится с ног на голову: генеральным директором ЗАО "ЗЭМЗ" назначают Александра Смолякова (между Портновым и Смоляковым промышленным гигантом успел поуправлять в статусе и.о. Игорь Елисоветский  - по слухам стопроцентный человек Дрегера). Но самым интригующим стало возвращение Портнова на завод в статусе председателя Наблюдательного совета. В чем причина столь неожиданно мирного разрешения конфликта: совесть, добрая воля? Или что-то еще?..

 А может не все ладно между партнерами Дрегером и Белогородским? Тогда все становится на свои места и действия приобретают четкую логику и последовательность.

 Всю операцию по переделу собственности осуществлял Дрегер, ООО "Классик" (та самая фирма-однодневка, в одночасье ставшая владельцем завода). «Классик» единолично контролируется Владиславом Дрегером. Белогородский не имеет к ней никакого отношения. И, судя по всему, Дрегер не желает, чтобы тот имел отношение в дальнейшем. Таким образом, Дрегеру остается договориться с главным недовольным - Портновым и убедить последнего единым фронтом выступить против Белогородского.

 Одним словом, преудивительная история получается: директор и самый крупный акционер завода решил кинуть партнеров и на старости лет "толкнуть" предприятие в одиночку, а в итоге лишился всего. Из двух партнеров, которых едва не кинул немолодой директор, один решил кинуть второго. Чем закончится эта история, пока не ясно.

 Вы спросите: а нам-то до этого какое дело? Не все ли едино, кто будет управлять заводом? Лишь бы он работал, а зарплата у рабочих по-прежнему росла. Да ведь в том-то и дело, что в таких условиях надежд на стабильную работу и дальнейшее развитие завода - никаких. Кто станет вкладывать средства в развитие, когда еще не ясно - кому в конце-концов достанется предприятие. Ведь после "кидка", как правило, следует затяжной этап судебных разбирательств и силового давления от противной стороны - с непредсказуемым результатом. А тут еще Портнов в конце ноября настрочил явку с повинной, где рассказал о том, как он украл предприятие у коллектива, который на него разве что не молился.   В общем "душок" от предприятия идет на сотни верст.

 А тем временем, группа аналогичных Зуевскому заводов успешно проводит модернизацию производства, устанавливает новое оборудование. Самое время догонять конкурентов. Но вместо этого все силы и средства пойдут на оплату адвокатов, взятки судьям и генералам. Война всегда стоила недешево. И ведь что обидно: громкий скандал на Зуевке случился в тот самый период, когда формируется портфель заказов на следующий год.

 

 Автор добросовестно попытался собрать комментарии ключевых участников конфликта. Это оказалось весьма непростой задачей. Судите сами.

 

Степан Портнов, экс-гендиректор завода, ныне – председатель Наблюдательного совета:


- Я не стану говорить с вами по телефону. Это не телефонный разговор.

Валентин Портнов, сын (также фигурант "разборок"):


- Я сейчас очень занят, не в состоянии отвечать на вопросы.

Владислав Дрегер:

- Никаких комментариев, все вопросы к пресс-службе. Вам перезвонят.

Сергей Белогородский:

- Сформулируйте свои вопросы, пресс-служба предприятия подготовит официальный ответ.

Александра Овчарова, представитель пресс-службы завода:


- Конфликт исчерпан. С Портновым договорились. Гендиректором назначен Александр Смоляков.  Степан Портнов возглавил Наблюдательный совет предприятия. То есть, конфликтующие стороны договорились. Мне сложно сказать об изменении долей акционеров, но могу ответственно заявить: ключевые собственники предприятия остались прежними. Пришлите свои вопросы, я обязательно на них отвечу.

Игорь Елисаветский, бывший и.о. гендиректора завода, ныне депутат Донецкого облсовета от блока Натальи Витренко:


- Никаких комментариев по телефону. Мы с вами лично не знакомы. Я дам команду пресс-службе, они с вами свяжутся.

Елена Кузнецова, адвокат, представляющий интересы Владислава Дрегера и Степана Портнова:


- Я смогу дать комментарий, только если получу добро от Дрегера и Портнова.

Александр Смоляков, нынешний гендиректор предприятия:


- Никакого конфликта я не знаю. Ну какой может быть конфликт между мужем и женой: сегодня поругались, потом переночевали - и конфликт исчерпан. Я топ-менеджер и к вопросу собственности отношения не имею. Могу сообщить, что после снятия Портнова с должности гендиректора объемы производства возросли на 70%, никаких проблем с поставщиками не было и нет.   А насчет явки Портнова с повинной в прокуратуру - то это была шутка. Ну, до встречи.



 Что касается ответа пресс-службы завода, то мы его так и не дождались...

 
ТЕМА, 2008  

Комментариев нет:

Отправить комментарий